понедельник, 3 октября 2016 г.

День рождения на максимальной высоте

Виктор Пастухов, из путешествия Самый первый раз - Анды и Ла-Пас (октябрь 2004)



14.10.2004 – шестой день в Боливии. Не просто мой день рождения, но и день самого-самого восхождения. Просто так совпало, сразу по прибытии на андские высоты полагалось пообвыкнуть и не спешить забираться еще выше, чем мы среди прочего и занимались. Но дальше откладывать некуда, завтра улетаем домой, так что сегодня – экскурсия на «самую высокую в мире горнолыжную станцию» Chacaltaya, 5300-5400 м.

И мы действительно там побывали!



Подошли к этому мероприятию со всей ответственностью, даже за завтраком примкнули к местным потребителям специального высокогорного чая вместо такого привычного нам полукрепкого кофе. 

Привычное уже начало поездки – тур по отелям центра города, собираем участников экскурсии по одному, а то и по два. Набралось всего восемь и когда автобусик (по размерам возрасту и окраске напоминавший вчерашний) вместо привычного пути вверх вдруг стал спускаться в южную часть города подумалось что это продолжение загрузки и там заедем еще в пару-тройку отелей...

Но это была уже экскурсия, для начала нас завезли в Лунную Долину (Valle de la Luna) находящейся на наименее высокогорной окраине города. Это место с причудливым рельефом созданным эррозией, ничего особо примечательного. 



Интереснее был побочный эффект от спуска до уровней порядка 3000 м – стало заметно больше зелени, в цветущих кустарниках заметили первого для нас боливийского колибри, а сама окраина была застроена не лачугами бедняков, как северная, а наоборот – «коттеджными поселками закрытого типа», с домиками стоимость под миллион долларов и выше. 



Так что боливийская столица тянет на титул «города контрастов» куда больше чем все известные претенденты, прямо-таки переплюнула даже весьма шикирующие тем же самым Рио-де-Жанейро и другие крупные города бразильского побережья к северу от него.

После этого автобусик пополз обратно вверх, а в центре свернул с основной оси и продолжил восхождение не по шоссе, а по зигзагам альтернативных (бесплатных) улиц. В результате заполз на полоскогорье и продолжил движение уже по немощеным улицам El Alto., а потом и вовсе по каменистой «проселочной» дороге.



Горы уверенно увеличивались в размерах, у самого подножия для нас приподняли шлагбаум - дальше движение только в одну сторону. Вскоре началась совсем узкая дорога – серпантин, карнизы, короче - море эмоций для слабонервных. 



Сначала в расщелинах начали появляться залежи снега и льда, а потом уже и целые снежные поля на открытих местах. Наверху нас ждали домики научного центра занимающегося скрупулезным подсчетом выпадающих туда космических частиц, а также собственно горнолыжная станция, оказавшаяся небольшим приютом.

На высоте 5300 м дышалось еще принудительно-активней чем на плоскогорье. Довольные этим достижением, а также впечатлительные по части отрицательной температуры граждане остались в приюте где подавали кислородные маски, горячий какао, чай из коки, воду и «Кока-Колу», а у нас было полтора часа для прогулки на местности.



Местность манила несложной с виду тропой на ближайшую вершину, туда же вела и скромная канатная дорога, в тот день невостребованная лыжниками ввиду того что снег уже был подпорчен весенним солнцем. 

Впрочем сомневаюсь что эта трасса вообще когда-нибудь привлекает толпы любителей скатиться с горки, поскольку там очень жидкий воздух с содержанием кислорода близким к нулю. По этой причине после каждого десятка метров пути (в проекции на вертикальную ось) приходилось останавливаться и любоваться пейзажами до тех пор пока частота вдохов-выдохов не вернется в рабочий диапазон.


Небыстрая ходьба на некрутом подъеме увеличивала эту самую частоту похлеще чем если между 1000 и 2000 м упёрто подниматься на маунтайн-байке без шансов использовать другую передачу кроме первой.



С горнолыжной вершины открылся вид на главную, обозначенную как 5400.

У промежуточных остановок был положительный эффект, насмотрелись на окрестности куда больше чем если бы быстренько сходили туда-обратно. Дело в том что на самом верху панорама-то конечно круговая, но точка обзора настолько открыта всем ветрам что быстренько вспоминается и об отрицательной температуре и о соответствующей амуниции легкомысленно оставленной в автобусе. Так что простоять там все время промежуточных остановок никак бы не получилось, тем более что на соседние вершины навалился нешуточный снегопад и некоторые снежинки уже долетали и до нас, а подобного стихийного бедствия мы с 1995 года не встречали. Вот несколько характерных видов:









На обратном пути мы не стали проходить через горнолыжную вершину, а с более уютной в смысле ветров альтернативной боковой тропы были лучше видны каменные детали из которых эти горы сложены.





После возвращения к приюту и автотранспорту погрелись заслуженным напитком типа «какава-с-чаем» (из разных бокалов) и заметили что определенная часть экскурсантов базу и не покидала. Вскоре нам скомандовали отступление в «долину», под предлогом того, что более длительное пребывание на таких высотах уже чем-то там чревато.



На обратной дороге удалось тормознуть автобус для съемки остатков инкских или доинкских сооружений, сразу после самого узкого карниза, который угадывается в глубине кадра.



Но на спуск-подъём по тропе к ним в програму поездки уже не вписывался...

...После возвращения в город возникло ощущение – «все, 100 % состоялось, поездка закончена, теперь – домой». Действительно, из запланированных элементов программы оставался один – обратный полет, который мы бы с удовольствием перенесли с завтрашнего дня на предстоявший вечер.

Но такой альтернативы не было, поэтому оставалось скромно допраздновать день рождения (шампанского и даже пива на вершину мы решили не таскать, все равно все испенится до нуля). Забрели в тот же ресторанчик где нас побаловали бараниной, но на повторение того варианта уже не тянуло. Заказали по бокалу местного вина и самый легкий вариант «комплексного ужина», который разделили по предпочтетиям – кому суп, кому рыбу. Вино оказалось приятным – густым, вкусно-терпким и достаточно выдержаным. 

Но покупать бутылку-другую и тащить домой для последующего смакования с друзьями почему-то не захотелось. Точно также не захотелось тащить бутылки Сингани (Singani) - добротного и популярного местного продукта, аналога грузинской чачи, болгарской ракии, итальянской граппы, чилийско-перуанской писко и прочей виноградной водки. Вообще ничего не хотелось, тем более тащить, хотелось только побыстрее оказаться в более привычных местах, и начать переваривать впечатления от этой боливийской авантюры.


Комментариев нет:

Отправить комментарий