пятница, 7 ноября 2014 г.

Санта Крус де ла Сьерра, город и вешалка

Сергей Знаменскийрепортаж из путешествия  По следам инков (октябрь-ноябрь 2012)


Честно говоря, были даже сомнения: а нужно ли вообще писать про этот Санта Крус? В самом городе я особо много времени не провёл, фотографий у меня почти нету, поскольку ничего особо интересного я там и не видел, и эмоций положительных, да и вообще каких либо эмоций, он у меня почти не вызвал, и особо приятных воспоминаний о нём у меня нету. Но потом решил всё же написать. Говорят, театр начинается с вешалки, а для меня Боливия началась с Санта Круса. Руссо-туристо в Боливии бывают не часто, и въезжают, как правило, посуху из Перу. Редкостные (среди общего числа туристов, а не среди путешествующих самостоятельно) психи  пользуются дорогой через Санта Крус, ибо напрямую из Европы в Боливию добраться геморно и дорого, и, пожалуй, самый простой и дешёвый путь – это через Сан Паулу. Некоторые, правда, и этот путь проделывают посуху через Пантанал, а после перехода боливийской границы садятся на поезд. Но и они в итоге оказываются в том же Санта Крусе. Первоначально этим путём хотел добираться и я, но потом прикинул, сколько это займёт времени, и выбрал три часа на самолёте. Проигрыш в цене совсем небольшой.


Географически Боливия делится на четыре части. Главная из них – конечно, горная Боливия, занимающая западную треть страны. Восток делится на три неравные части: Боливийскую Амазонию на севере, небольшой кусок Гран-Чако на юге (когда-то он был больше, но его Боливия потеряла в Чакскую войну в 1930-е годы) и восточные равнины между ними. Большая часть равнин занята боливийским Пантаналом, ну а на западной его окраине, там, где болота уже кончаются, а горы ещё не начинаются, и расположен город Санта Крус. Первый взгляд на боливийскую землю из иллюминатора.


Санта Крусов, как в Америке, так и в Испании, полно. Только в США их не менее трёх. Но при этом важно помнить, что название «Санта Крус» часто сокращённое (длинные имена в испаноязычных странах не редкость). Этот конкретный официально называется «Санта Крус де ла Сьерра», «Святой Крест Предгорий».

Город , на самом деле, незауряден. Основан он был ажно в XVI веке, что по его виду и не скажешь. А всё дело в том, что до середины XX века это было форменное захолустье на задворках, в стороне от основных событий, которые разворачивались в горной части страны. Ещё в 1950 году всё население города составляло жалкие 17 тысяч. Ну а уже после Чакской войны, закончившейся для Боливии очередной территориальной потерей, тут закипела жизнь. Поднялось сельское хозяйство, построили железнодорожную ветку в Бразилию, а потом и в Аргентину, а главное, стали осваивать нефтяные месторождения. К нашему времени Санта Крус  подошёл, как самый большой город Боливии, Больше официальной столицы Сукре и фактической столицы Ла Паса. В самом городе живёт около полутора миллионов человек. В городе с пригородами – свыше двух миллионов.

Несмотря на внушительно население, урбанизировано это поселение не шибко. Практически весь город, от окраин, до самого центра, состоит из двухэтажных домиков. Многоэтажек тут почти нет. Говорили, что у них слабые песчанистые грунты, да к тому же ещё и трясёт изредка, поэтому небоскрёбов тут, как в Ла Пасе, строить нельзя. Возможно, это правда, но несколько зданий этажей по десять-двадцать всё же можно заметить.


Нету в городе практически никакой исторической колониальной застройки, хотя и основан он был во времена католических миссионеров, понаоставлявших кучу развалин по Аргентине, Парагваю и Бразилии. Ну, на главной площади есть Базилика Святого Лоренсо.


Несмотря на обещание красивых видов со смотровой площадки, ни хрена особенно интересного оттуда не открывается.




В окрестных кварталах есть несколько типичных галереек века XIX, но никакого ансамбля, хотя бы как в Кочабамбе, они не образуют. Ла Пас, не говоря уже о Сукре или Потоси, гораздо интереснее.


Впрочем, планировка в городе довольно чёткая. В какой-то мере, Санта Крус – сородич Москвы, ибо в плане представлял радиально-кольцевую систему, которая, впрочем, как и в Москве, начала сбиваться в последнее время. В отличие от Москвы, где кольца формировались веками, и носят свои исторические названия, тут всё незамысловато: Первое кольцо (самое внутреннее), Второе кольцо, Третье… и так до Десятого, которое уже вовсе не кольцо, а его сегменты. Ну а внутри Первого кольца, как это во всех городах Южной (да думаю, и не только Южной) Америки, где позволяет рельеф, всё расчерчено улицами на ровные и регулярные прямоугольнички кварталов.


Центр более или менее чистый. Но окраины довольно пыльные. Хотя какие окраины? По приезду я жил на Третьем кольце, это считается почти центр. Несмотря на чёткие ориентиры, нашёл я гостиницу не сразу. А уж что говорить про следующий день, когда меня привезли из Самайпаты и высадили из машины непонятно где.

-А что это вообще за место?
«Это? Вон Второе кольцо».
-И как теперь добираться на север Третьего?
«А, сеньор, возьмите такси».

А прежде чем я нашёл таки такси, я имел довольно стрёмную прогулку по улице, обочины которой были, как и в Бангкоке, заняты толкучкой. Только вот общественный транспорт тут существенно хуже, чем в Бангкоке. Впрочем, в Боливии он везде неразвит. Про трамвай или троллейбусы можно и не заикаться. Нет даже городских автобусов. Есть только система маршруток «микрос» размером с наши пазики. В системе чёрт голову сломит. Честно говоря, эти самые «микрос» меня пугали почти всю поездку, пока в Потоси я от этой фобии не избавился.

Как ни странно, это самый богатый город Боливии. Впрочем, самой заметной стороной этого богатства была его дороговизна. Если в Ла Пасе передо мной извинялись за одноместный номер стоимостью 100 боливиано (450 рублей), а по остальной Боливии я платил 50-80 боливиано за гостиницу, то тут самый дешёвый вариант из найденных мной стоил 120. Про заказанный через «букингком» Остал Лос Авентурерос уже и не говорю. Он стоил где-то 150, хотя ничего особенного собой не представлял. Да ещё и расположен был чёрт те где на отшибе. Впрочем, центр, как я уже сказал, не особо интересен. Есть симпатичная тенистая плаза, ну и всё.


Ещё одним следствием местного богатства является местечковый автономизм, плавно перетекающий в сепаратизм. Ну, в общем, когда денег на всех не хватает, желание регионов-доноров оставить себе побольше - закономерный процесс. А уж если на него накладываются этнические вещи, то тут вообще тушите свет. В Санта Крусе, как и везде в Боливии, преобладает население индейского или метисного происхождения, но тут почти нет горных индейцев кольяс. Зато много гуарани, тех самых, которых я видел в Аргентине, и которые мне напоминали цыган. А тут я видел лозунг «Мы – гуарани, мы автономны!». 

Уж не знаю, каких прав индейского населения требовал этот. Понимать их можно по разному.


Не хрена тут делать. Боливия начинается с Санта Круса, театр с вешалки, и не фиг у вешалки задерживаться. Поедем дальше.

3 комментария:

  1. Сурово Вы с Санта Крусом расправились.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да вовсе нет. Стоит Санта Крус на том же месте, моей расправы даже и не заметил )

      Удалить
  2. А у меня тоже есть несколько похожих фотографий оттуда, но ощущения от города остались более многоплановые, поскольку остановился там не по прибытии, а перед оьратным вылетом. Да и по равнинной части департамента Санта-Крус успел проеххаться за полгода до того. Потом изложу это в соответствующей хронологической увязке

    ОтветитьУдалить