воскресенье, 26 октября 2014 г.

На грешную землю

Сергей Знаменскийрепортаж из путешествия  По древней Иллирии (август-сентябрь 2013)


Ну что ж, от видов сверху переходим непосредственно к городу. И здесь Гирокастра однозначно предлагает, что посмотреть, ибо любопытна она и как памятник материальной культуры, и как город, вписавший себя в историю Албании ХХ века.


Городом –памятником она была признана ещё при Энвере Ходже, который как раз тут и родился. В 2005 году Гирокастра была удостоена звания «Объект Всемирного Наследия ЮНЕСКО», правда, не сама по себе, а с Бератом. Ну, про Берат – потом.


Центр городка – сплошная туристическая зона, раскинувшаяся прямо у подножья крепости, кою хорошо видно практически отовсюду.


Гостиницы, ресторанчики, торговля сувенирами… вот этот пожилой албанец занимается резьбой по камню прямо на улице. Тут же его поделки можно и купить.


Этот квартал так и называется, Базар (Кафа э Пазарит). Некогда тут кипела торговля... да, впрочем, и сейчас кипит. Только покупатели другие.


Дом на отдельном холме хорош виден с соседних улиц, хотя пройти к нему мне не удалось. Вопреки ожиданиям, обелиск рядом с ним посвящён вовсе не войне, а первой албанской школе, которая как раз и была открыта в этом самом здании по соседству.


Христианский квартал находился на соседнем отроге.


 С базара к нему надо спустится по узенькой улочке. Довольно жуткий экспириенс, особенно, если учесть, что улочка очень узенькая, тротуаров на ней нет, а местные водители особенно себя  скорости не ограничивают.


Воскресная христианская школа.


Спустившись от неё ещё  ниже, в овраг можно выйти к турецкому памятнику, Семи фонтанам. Я, правда, насчитал только шесть, да их ещё фиг найдёшь в бурьяне. Вот этот единственный работает. Из остальных вода не течёт, а сами они, как правило, забиты мусором. Думал фотки ещё парочки фонтанов привести, но к чему?


Самое примечательное в Гирокастре, конечно, местные дома, прилепившиеся к склонам.


Иной дом в Гирокастре по сути – настоящая крепость, готовая к осаде. Жилые помещения вознесены вверх, на высоком каменном основании. В суровые времена турецкого ига это было совсем не лишне.



Более поздние дома на крепости не похожи, но масштабы часто всё равно впечатляют.



Гирокастра – город ещё и воинской славы, о чём напоминают мемориальные доски, развешанные тут и там. Кабы только их ещё не изгаживали граффити…


Ну и мусор, конечно. Мусор и Албания – почти родные понятия. Албанию без мусора мне так же трудно представить себе, как Финляндию без озёр или Россию без морозов. Увы и ах, но он везде, опуская на грешную землю все восторги по поводу старинного города.


Или такая вот фигня на Базаре. Узенький домик на развилке сам по себе прелестен, и даже его обшарпанность придаёт ему шарм. Но зачем было заменять выбитое окно плёнкой, да ещё зелёной, бросающейся в глаза?


Руины, периодически вкраплённые в кварталы Гирокастры, тоже не улучшают общего впечатления. А ведь где-то здесь за углом живёт ещё один её знаменитый уроженец, писатель Исмаил Кадаре. Как и всякий писатель социалистических времён – немного диссидент и немного пострадавший, а стало быть, немного либерал. Улица, на коей эта самая руина стоит, носит имя Васила Лабовита, врача, ставшего героем одного из рассказов Кадаре с довольно мутным сюжетом. На улице есть дом с дверью, на которой висит табличка «Васил Лабовит, хирург-гинеколог». Я её даже снял, но фотку эту постить не стал, ибо табличка получается нечитаемой, а весь смысл фотографии в ней.



Энверу Ходже повезло гораздо меньше. После его смерти в 1986 году ему поставили огромный памятник у Базара над городом. А уже в 1991 году памятник снесли. Сейчас на его месте – импровизированная стоянка, да когда я там был, что-то ещё цементировали. На этой фотке оное место нетрудно найти.


Некогда в Гирокастре был музей Энвера Ходжи, расположенный в доме, где будуий глава социалистической Албании родился и провёл детство. Сейчас он называется «Этнографический музей».


Впрочем, музей малоинтересный. От семьи Ходжи тут осталась ровно одна комната да несколько предметов, в частности, вот эти ружья на стене.


Когда я уже выходил из музея, перебросился парой слов со смотрительницей, которая слегка говорила по-английски. К тому времени я уже знал, что настоящий дом сгорел в 1960-е годы, так что  это новодел. «Э», усмехнулась смотрительница, «Гирокастра – фактически вся новодел. После войны тут практически не осталось целых домов».


И это, сами понимаете, не улучшило мои впечатления о городе. В Гирокастре есть свой шарм, например, приятно сидеть вечером в ресторанчике на террасе, попивать домашнее красное вино и смотреть, как в домах загораются огоньки. Но в целом впечатление о «Серебряной крепости» у меня остались довольно негативные.

Комментариев нет:

Отправить комментарий