воскресенье, 11 января 2015 г.

Небольшое горнорудное приключение

Виктор Пастуховрепортаж из путешествия Самайпата, Потоси, Сукре и другое - исторические памятники Боливии  (сентябрь-октябрь 2013) 


Визит в одну из шахт горы Cerro Rico это ключевой момент в знакомстве с историческим городом Потоси. Такой же обязательный как и посещение музея Casa de La Moneda, а также нескольких из его многочисленных церквей, но при этом более сложный организационно — шахты находятся за городом, заказывать экскурсию нужно заранее, и при этом выделить на нее часов 5 одним сплошным куском.

В моём случае было вот что. Прибыв в исторический центр Потоси уже ближе к 3-м часам дня 3-го октября прошлого года, первым делом, т.е. ещё даже не сгрузив с себя рюкзака, обошёл несколько турагентств на центральных улицах, и обнаружил что сегодня в шахты уже не попасть. И что на завтра все предлагают примерно одно и тоже: 5-ти часовую экскурсию с оправлением из центра в 9 утра и с пребыванием внутри шахты от часа до двух, по обстановке. Причём разброса цен тоже нет, хотя и старался не ловиться на удочку контор встречающих на английском, чтобы не переплачивать за свой же образовательный уровень. Купил билет за стандартные BOL$ 80, получил совет припасти ещё 20 на подарки шахтёрам, а также ориентировку насчёт отелей, и занялся другими номерами своей обязательной программы в Потоси.


А гармоничный образ частично сделанной из серебра горы так и витал над всем этим до глубокого вечера, напоминая о ждавших меня наутро подземельях.


04.10.2013. А вот и утро. 9 часов — время не раннее, когда поблизости так много всего интересного можно успеть полюбоваться улицами старого города, приближаясь по неровной спирали к месту сбора. Пришёл туда всё равно раньше намеченного и приглядываюсь теперь к схеме нарытых в пирамидальной горе проходов и соединений:

Долго этим заниматься не пришлось, мне сказали что больше никого отсюда на эту экскурсию не будет и нужно двигаться на сборный пункт нескольких агентств, за пару кварталов. Там уже ожидал наш гид, симпатяга по имени Хосэ, работавший когда-то шахтёром, а потом освоивший смежную профессию. Он выдал мне желтую спецодежду надеваемую поверх, каску с закрепляемым на ней фонариком, а также резиновые сапоги — на смену моим ботинкам-универсалам. При этом посоветовал снять не только ветровку, но и шерстяной свитер, поскольку внутри шахты будет жарко. Верилось в это с трудом, утро выдалось почти что морозное — температура не превышала 5-ти градусов. К тому же чтобы попасть внутрь горы нужно было сначала подняться по её склону ещё  выше. После нескольких телефонных звонков гид Хосэ уяснил что от других партнёрских агентств сегодня вообще никого не будет, и что автобус наш сборный пункт обойдёт стороной, т.е. нужно брать такси и присоединяться к основной струе уже на шахтёрском рынке. Мои монеты на оплату этого транспорта он не взял, сказал что включено в билет.

Приехали быстро, всего через десяток кварталов началась череда специализированных магазинчиков и ларьков. По улице уже ходили подобные нам мини-группы, по 2-5 человек в каждой, включая гидов. В спецодежде разного цвета, но все в резиновых сапогах, с касками и фонариками.


Добровольно-обязательная покупка включала какое-то количество похожих на лаврушку листьев коки, символический пучок динамита и пластиковую бутылку с 0,5 л чистого спирта растительного происхождения (в Бразилии такой продают и без упаковки — на автозаправках). Опцион состял из газировки для разбавления этого самого спирта, а также в дополнительном количестве листьев. Закупки быстро завершились, гиды переговорили между собой и организовали посадку в небольшие автобусы (полноразмерные в Потоси не водятся ввиду формата улиц и рельефа). В нашем оказалось 4 гида и вдвое больше туристов. Кроме меня были: не по-английски коммуникабельный инженер-электрик Майкл из Лондона (только его запомнил по имени), супружеская пара из Новой Зеландии, по две туристки из Франции и из Канады. В основном махровая молодёжь, в возрасте около тридцати лет. Француженки были самые весёлые, пели латиноамериканские песни и пританцовывали сидя в креслах.


Остановка на обочине дороги


Отличная панорама всего города


И общий вид Cerro Rico уже совсем вблизи


Вот мы уже и на территории одного из кооперативов, идем к конторкам чтобы узнать где именно сейчас ведётся добыча и по какому графику. С шахтёрами лучше встречаться в определённые моменты — отдыха или погрузки заготовленного материала, а не во время взрывных работ. Получив необходимую информацию гиды договорились о том кто кого куда ведёт сначала, каких тесные местах места посещать в какой очереди, и где маршруты будут объединяться для общения с шахтёрами.

С сеньором Хосэ мы уже успели немного подружиться по дороге к шахте, его расположили ко мне готовность слушать рассказы на испанском, а также мои упоминания о визитах в золотую шахту около Оуру-Прету (Минас-Жерайс) и в гигантские открытые карьеры другого бразильского штата. К моменту входа в подземелья уже узнал о него много интересного о современной истории шахт и шахтёров, это было прекрасное дополнение к уже прочитанному в разных источниках о старых временах добычи серебра. И минут через десять после начала продвижения по шахте, когда мы уже привыкли перемещаться пригнувшись, направляя луч фонарика в нужном направлении, Хосэ доверительно спросил: как насчёт дополнительного зигзага по подземелью чтобы познакомится с El Tio?

— Ну конечно! Это же красная скульптура симпатичного дьявола с рогами, фотографии которой уже видел в рассказах многих путешественников и даже в журналах. А разве визит к ней не входит в обязательный маршрут?

Хосэ объяснил что каждая шахта, а их сейчас работает больше сотни, имеет 2-3 таких идола, но все они расположены в заброшенных их частях. Поэтому доспуп непростой, а в этой конкретно шахте все такие тупики сейчас почти отрезаны и гиды решили с El Tio сегодня не контачить. Но со мной вдвоём он может пройти в одну из оставшихся лазеек, а весь народ туда не протолкнётся.

— Решено, пойдём к красному дьяволу! Разве от такой чести отказываются? Тем более что как бы симпатично моя физиономия не старалась выглядеть в зеркале, на фотографиях она всё больше напоминает старого чёрта, так что мы с ним родственники. А как туда попасть?

Хосэ сказал что нужно спуститься ярусом ниже и показал на сыпучий откос практически упиравшийся в свод наклонной штольни:

Мне показалось что это не совсем реальный план, но Хосэ сказал что мы оба без толстых животов, поэтому не застрянем. Но мой вопрос насчёт обратного пути наверх он ответил что здесь же и вернёмся, чтобы не блуждать в поисках вертикальной штольни с лестницей. Наличие альтернативного плана мне понравилось, поэтому дал знак на спуск. Хосэ скользнул вниз и действительно почти совсем не застрял. Немного подёргавшись в самом узком месте он успешно провалился дальше, и вскоре уже позвал меня за собой. Первая фаза моего спуска тоже прошла легко, но встреча с наклонным сводом была более жёсткой. Как оказалось, насчёт моего живота он заблуждался. Вернее, представлял его таким как увидел в раздевалке и не учёл огромных передних карманов спецовки, в которые сам же мне и велел засунуть бутылку воды и фотоаппарат. А у меня была с собой не цифромыльница, а новенькая зеркалка, даже со штатным объективом не такая уж компактная. После извлечения всего этого из карманов мне удалось пробуриться своими сапогами дальше вниз, откуда голос Хосэ уже вещал историю El Tio.

Потом голос зазвучал уже откуда-то сбоку, но приближаться перестал, мне это не понравилось, поэтому деликатно спросил у Хосэ куда же мне дальше рулить сапогами. Тут он заметил что меня уже пронесло мимо какого-то поворота и сказал что нужно вернуться на метр выше, а потом взять левее, под ещё более тесный свод. К моей большой радости и к счастью Хосэ, мне удалось быстро прекратить спуск и дать полный реверс, а потом пробиться в найденную им резиденцию дьявола. Хосэ принёс свои извинения и сказал что впредь будет предупреждать о всех развилках подземных путей: основная "магистраль" тут вела ещё одним ярусом ниже.

Потом мы закрыли эту тему в компании El Tio, налив ему в ладонь колпачок спирта и проглотив по такому же колпачку за его и за наше здоровье. Листья коки в тот момент полагались только хозяину подземелья, насыпали ему их от души.

Поскольку большинство читателей этого рассказа всерьез интересуется Боливией, то с историей красных рогатых фигур в шахтах они уже знакомы. Началось всё в те годы когда испанцы оценили богатства этой горы и стали забираться в поисках серебро всё глубже. А к работе всё больше привлекать индейцев, мотивация которых для это дела выглядела недостаточной. Там где было непрактично приставлять к шахтёрам белого смотрителя, они ставили такое страшилище и говорили что халтурить перед его глазами чревато большими неприятностями, и индейцам этого было достаточно для резкого увеличения выработки.

Со временем шахтёры постарались наладить отношения с могущественным властителем недр, стали приносить ему разные дары, обращаться с просьбами то дать отдохнуть, то подсказать где найти породу побогаче... Так из рогатого дьявола он стал El Tio, т.е. "Дядей", хорошим Дядей с большой буквы.


После четверти часа беседы с двумя старыми чертями Хосэ решил что можно возвращаться наверх. Он немного подкопал сыпучий склон кстати оказавшимся у El Tio инструментом и передал его мне со словами: если понадобится, то копни ещё. Поднялся вверх он почти также легко и непринуждённо, как и спускался по склону, наделав на нем переполоху не больше чем сумела бы килограмовая ящерица. Нельзя сказать что ничего при этом не посыпалось вниз, но даже если бы и не посыпалось, то мне так или иначе нужно было браться за увесистую кирку и поковырятья как следует — путь к светлому будущему, т.е. к поверхноти горы, лежал через немалые трудовые усилия.

Нарыв себе небольшой метротоннель с нужным углом атаки, начал продвижение вверх по склону, но это давалось непросто. Чтобы в результате не сползти назад, или даже не оказаться ярусом ниже, приходилось грести всё интенсивнее, и всё острее осознавая собственную неуклюжесть в этом деле, а также ненужность в такой момент занимавшего руку пакета с фотоаппаратом и водой. При отсутствии навыков ящерицы, выручило умение плавать, только плыть пришлось не по воде и горизонтально, а по сыпучему грунту и под наклоном, т.е. против сильного течения. А самой подходящей техникой оказался не брасс и не кролль, выручил элемент проныривания под водой после старта или разворота, когда ритмично прогибаешься всем телом в вертикальной плоскости. Ритм при этом не понадобился: прогибаясь как следует головой назад, мне удавалось использовать каску в качестве якоря, зацепляясь ей за свод и удерживаться на достигнутом рубеже пока не восстановлю дыхание — настоящая система "ниппель".

Вдоволь надёргавшись на этом склоне, наконец-то добрался до заветного яруса, после чего сеньор Хосэ сказал, что у меня получилось на редкость быстро, и что обычно ему приходится спускаться вниз и выводить своих подопечных по запасной лестнице. Обижаться на него не хотелось, меня охватило чувство несколько более глубокое чем просто "радость и счастье" — лёгкая, но очень устойчивая эйфория, которой в тот день было суждено только усиливаться. И это несмотря на фантастически учащённое сердцебиение — после проделанного упражнения до меня наконец дошло, что нахожусь на высоте около 4400 м, и что кислорода в воздухе практически нет.

Но экскурсия по шахте только начиналась. Мы ещё много бродили по горизонтальным путям и лазили по вертикальным лестницам, ни уходящие в тёмную бесконечность обрывы, ни норовящие звонко стукнуть по каске препятствия меня не смущали. После встреч с другими посетителями шахты произошла перегруппировка — дальше шли вместе с Майклом, а женскую часть группы повели более лёгким путём.


Видели ещё много всего интересного, и наконец ровно половина всей команды оказалась в гостях у одной и той же бригады шахтёров. Перекуров в шахте не бывает, там курить неинтересно ввиду нехватки кислорода. Вместо этого шахтёры отдыхают более экологично, они присаживаются пожевать листья коки, дающие силы для дальнейшей работы. К сожалению, мне пришлось ограничиться дипломатичным вложением одного листика в полость рта, но воздержался от соблазна пожевать этот материал всерьёз, да ещё и в таком количестве как шахтёры и гиды, или хотя бы как Майкл. Дело в том, что сразу после возвращения из Боливии предстояло пройти какой-то супермедосмотр с кучей анализов крови и пр., так что такие странные вещества в моём организме могли бы вызвать ненужные вопросы.

Беседа шла сразу по нескольким направлениям, знакомые между собой гиды и шахтёры обменивались своими новостями, а англо-канадская тройка и шахтёры вопросами и ответами через гида-переводчика, т.е. коллегу Хосэ, который более-менее нахватался уже английского. Меня же Хосэ привлек к менее формальному общению со своими старыми друзьями на основе уже освоенного нами обоими "портуньола", хотя краем уха можно было улавливать и англоязычную часть разговоров. Минут через десять-пятнадцать темы иссякли, и шахтёрам пора было возвращаться к работе. Гиды сказали что экскурсия подошла к концу и пора на выход, но если кто хочет погрузить тачку горной породы, то можно это сделать совершенно бесплатно. Канадки удивились такой формулировке, но им разъяснили — сфотографируйтесь с лопатой в руках на прощание, если хотите. Они недоверчиво ухватили гида за рукав и потребовали указать путь к солнечному свету. А Майкл сунул мне в руки свою мыльницу и пошёл изображать погрузку тачки. Получалось у него не очень достоверно, поскольку смеяться так и не перестал.

Потом настала моя очередь, пришлось расчехлить свою камеру, кое-как настроить (фотосъемка со вспышкой это не моё хобби, да и аппарат был пока малознакомый), и взяться за лопату. Совковая лопата бразильской марки Tramontina именно той модели как на моей бразильской даче (израсходовал 2 таких когда разбрасывал по участку закупленные кубометры садовой земли). Да и от наших старых стройотрядовских почти не отличалась. Стоило мне приноровиться к физическим свойствам породы, как быстренько навалил полную тачку. После этого бригадир шахтёров захотел сфотографироваться со мной в обнимку, а также предложил вместе распить принесённые нами жидкости. Оставшись без наблюдения женской части коллектива, мы с Майклом кочевряжиться не стали, и хорошо посидели с местными мужиками ещё полчасика.

Под газировку вместе с вылитым в нее спиртом послушали ещё несколько историй — как закрывали госкомпанию, какие в ней были условия работы, кто из знакомых куда подался на заработки, и как оставшиеся сумели частично восстановить производственный процесс. Только теперь больше приходится пользоваться тачками, а высыпав из них грунт в вагонетку и ее толкать вручную, электрическая тяга так и не вернулась. Вывезенную из шахты породу переваливают в грузовики другого кооператива — перерабатывающего. А тот уже извлекает из нее не только олово и серебро, но и ещё 3-4 металла, и на этом этапе в последние годы стала проявляться и господдержка, хотя бы технологическая. Напиток употреблялся дружно из горла, пуская бутыль по кругу и каждый должен был сначала плеснуть немного жидкости на грунт, для привлечения в него ценных минералов. Несмотря на чудодейственное средство, Майкл иногда вдруг опять переставал понимать по-фински, т.е. по-испански, и мы с двумя гидами дружно что-то вдалбливали ему на разных вариантах английского (у Хосэ тоже прорезались способности к этому языку).

После заседания Хосэ повёл нас в какие-то лабиринты и показал ещё одну вертикальную штольню, но чем она лучше других уже было неясно. В итоге мы установили рекорд по длительности пребывания туристов внутри горы — почти три часа. Поэтому после прощания с новыми друзьями очень сильно хотели увидеть свет в конце какого-нибудь из тоннелей, а как только он показался, Хосэ сделал финишный рывок:


Проследовав за ним, мы с удивлением обнаружили что выбрались из недр совсем не через то место где туда внедрялись, и что нашего автобуса поблизости нет.


Но Хосэ и тут не растерялся, он бодро повёл нас в нужном направлении вниз по склону.


Вот таким и запомнился мне этот труженник двух отраслей народного хозяйства: спокойный, доброжелательный, с пакетиком листьев коки в руке и почти с таким же их количеством за щекой (снимок сделан до похода в шахту).

То самое ощущение радости и счастья высшего разряда, которое охватило меня после выныривания из сыпучего грунта, настолько усилилось после последовавшей за этим части подземной программы, и особенно после выхода из горы, что его хватило до позднего вечера. Причем на выпивку тут много не спишешь, мы с Майклом всё-таки соблюли приличия в гостях, и ушли задолго до окончания банкета. Но спиртокалории вместе с эффектом высоты совершенно закрыли тему обеда, в тот день о еде вспомнил только когда совсем стемнело, и почти насильно загрузил в свой организм тарелку супа-пюрэ из шпината. При этом ноги носили меня по историческому центру и его окрестностям без устали, ещё лучше чем днем раньше. И даже при очень броуновской траектории, к смотровой площадке на одной из церквей вышел в нужное время, перед ее закрытием, когда солнце уже шло на закат.


Отличие от вчерашнего дня было ещё и в том, что гору над городом теперь замечал ещё чаще. И вспоминал о посетивших меня там приливах радости, и о том как заново явился из неё на свет ещё более счастливым.

P.S. Нельзя сказать что там внутри были какие-то страхи, просто очень уж непривычная мне обстановка. Вспомнились азы прикладной астрологии: элементы огонь-вода-земля-воздух, наверное для меня, воздушного, пламя и вода это всё-таки более родственные среды чем земная твердь. Поэтому вполне объяснимо то чувство глубокого удовлетворения, которое получил от совокупности самой экскурсии и её завершения. Получилось что-то вроде старого анекдота на тему "В.И.Чапаев, Чингачгук и пивбар". :)

2 комментария:

  1. Отлично написано! И с юмором:) С удовольствием перечитала некоторые моменты еще раз, а потом в лицах рассказывала мужу :)

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо! По свежим впечатлениям писал, через 2-3 дня после события, когда задерживался мой авиарейс из Сукре в Санта-Крус. Потому и получилось эмоционально, обычно стараюсь просто "объективку" увиденного давать, а за впечатлениями каждый и сам за своими съездит. Но это погружение дейтвительно зацепило, был самый яркий момент во всем путешествии.

    ОтветитьУдалить